Dust скачать игру

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Сборка CS 16 Аниме by dream x leo скачать cs


скачать dust игру

2017-09-26 09:06 Скачать самые лучшую сборку кс го со всеми скинами На сайте Вы сможете загрузить любую Все про компьютерные игры коды, прохождения, скачать игры Последние патчи, трейнеры




Вологодскому водителю, нашедшему на дороге 3,5 миллиона в мешке "Почта России" и сдавшему их в милицию, подарят "Ладу Калину". Как говорится, не делай добра, не получишь и зла...


Размышляя о том, у кого бы взять в долг, особенно отчетливо понимаешь, как одинок ты на этой земле.






Рассвет на землю Бросит первый луч... Надеть заранье каску не забудь! (Техника безопасности)


Человек, который сделал себя сам, или как закалялась сталь Сейчас расплодилось множество селф-мейд молодежи. Кто бизнесмен, кто менеджер, кто силовик – и все при серьезных деньгах, все сделали себя сами. Но во времена моей юности – а она пришлась на начало 2000-х, таких ребят до 25 было очень мало. Однажды, сидя за столом с главой одного крупного молодежного делового клуба, я задал ему по дружбе прямой вопрос – кто из людей, так или иначе входящих в клуб, или пересекающихся с ним - а их были сотни, - сделал себя сам? И чтобы реально сам, вот так вот без малейшего сомнения, без малейшей поддержки со стороны? Глава клуба задумался и начал перебирать людей. И тут оказалось, что если человек реально достиг чего-то из ряда вон выходящего (ну хотя бы заработал пару миллионов долларов чистыми), то за ним так или иначе обозначался контур старшего партнера, родственника или «крутого друга». Да, были ребята без особой помощи, но они получили крутейшее деловое образование и не имели никаких бытовых проблем. И в этот момент я задал себе вопрос – есть ли сейчас такие люди вообще? Или они все были только в 90-х? И вдруг, на одном мероприятии, президент бизнес-клуба показал мне одного парня. Парень был мягко скажем смешон. Шелковая рубашка с рюшами, золотой крест с бриллиантами на шее, перстни – в общем, полный антураж «нового русского», хотя на дворе уже 2005 год. Этот парень ел специально принесенных для него по спецзаказу лобстеров с черной икрой, уплетая их за обе щеки как будто его неделю не кормили, и запивал самым дорогим шампанским из бара. Но эти глаза - ах, эти глаза…. Я не побоюсь сказать, что я впервые за долгие годы своей жизни увидел в глазах человека искреннее, а не показное счастье, то самое, что пронизывает до глубины души и не оставляет в сердце ни единого места для капельки грусти или печали:) Председатель меня представил, дав рекомендации честного, доверенного и конфиденциального человека, мы уединились в вип-зоне, и парень рассказал мне свою историю. Я не буду приводить тут его имени – оно не суть этого рассказа. Жил-был в одном детском доме на Камчатке мальчик. Умный парень, но со странностями. Он не был «своим» ни для воспитателей, ни для других воспитанников. Парень этот любил читать книги, хотел учиться, и не переносил насилия. А на дворе было начало 90-х, в детских домах на периферии творился беспредел, кормили баландой и жестоко пиздили всех, кто хоть как-то выделялся из общей массы. А парень выделялся сильно. И к 12 годам в его голову пришло осознание того факта, что либо ему напрочь отобьют мозги тут, либо он будет бороться за свою жизнь на воле. И он сбежал. Даже не зная, как его на самом деле зовут. Жрать было нечего, парень ловил по утрам рыбу, соорудил шалаш, и сторонился людей. Потом пришла осень, и он, захватив насушенной рыбы, двинулся в путь – туда, где можно было запрыгнуть на сцепку вагонов железной дороги. Несколько раз по ночам он едва успевал убегать от ментов и железнодорожников – возвращаться в детский дом он не хотел больше всего в жизни. Однажды его поймали на стыковочной станции и жестоко избили, но до милиции довести не успели – собрав последние силы, он рванул навстречу незнакомому городу и затаился где-то в подворотнях. Иногда приходилось не есть по нескольку дней, мерзнуть по подвалам и сараям, есть сырую картошку, найденную на поле. Но парень знал – где-то там, далеко, за тысячи километров тяжелейшего пути, есть город счастья, в котором сбываются мечты. И он добрался. Доехал, а точнее - дошел, ибо почти треть пути ему пришлось пройти пешком. Добрые люди не перевелись, и попав в Подмосковье, парень устроился чернорабочим на автомобильном рынке. Прошел год – работал он честно, быстро учился, и брался за все, что ему давали – лез в канализацию, таскал тяжести – ему просто хотелось кушать и очень не хотелось к ментам и обратно в детский дом. Один из торгашей на рынке выдавал его за своего племянника, и менты на это повелись. Вскоре он сумел убедить одного из покупателей приобрести не Ладу, за которой он приехал, а иномарку чуть дороже – это принесло его «дяде» хорошие бабки. И парню разрешили «помогать» с выбором машин. Пошел второй год – на носу было уже 15-летие, парня приодели и он начал сносно питаться. А параллельно изучал все тонкости автомобильного рынка. Прошел ещё один год – «дядя» показал парня местному авторитету, но парень прямо отказался на него работать, сказав, что уважает таких как он, но хочет учиться и стать специалистом. Авторитет, впечатленный его историей про дорогу с Камчатки, и заслугами по работе - парень помог продать несколько десятков застоявшихся машин - подарил ему левый паспорт и отпустил с миром. Парень сразу уехал в Москву, где устроился на авторынок консультантом. Прошел ещё один год, потраченный на накопление денег и учебу по ночам, и парень смог поступить пусть не в самый крутой, но вполне достойный ВУЗ – в его паспорте был указан возраст 18 лет. Диплом об окончании школы он купил. Далее была покупка первой подержанной иномарки, её продажа, покупка второй, усиленная учеба в ВУЗе, и вот на 4 курсе вместо затюканного и вечно зеленого от недосыпа задрота появился вполне симпатичный парень на белом спортивном мерседесе. А к концу универа он уже контролировал 2 крупных авторынка и получал дилерство на одну из самых известных в мире автомобильных марок. И если кто-то из окружающих его в бизнес-клубе посмел бы посмеяться над его внешним видом или манерами, он честно и справедливо мог бы назвать оного «маменькиным сынком», и во всех случаях был бы прав – с такого «нуля» как он, тут не начинал вообще никто.